Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

чувак

Дымный шёпот пространств. Стихотворения



Итак, я наконец составил сборник своих стихотворений и издал его на платформе #Ridero. Это важное для меня событие, ага.
Количество бумажных экземпляров сильно ограничено, но всем желающим я вышлю электронный вариант (если я вам не написал, а вы желающий, пишите в комменты или в личку). Если кто желает поддержать автора, можно купить электронный или бумажный вариант в одном из магазинов ниже (лучше в самом Ridero, там дешевле).
Отзывы, лайки, репосты, пиар приветствуются! 😊
В качестве тизера пусть будет это небольшое стихотворение про важный для меня образ «дороги в небо»:

[Spoiler (click to open)]Дорожный скарб отяжеляет душу.

А путь на небо – это путь домой.
Проснись перед рассветом. Встань и слушай
Великое молчанье под луной.
Как просто всё великое. Как сложно
Дойти до этой мудрой простоты.
Как по весенней льдине, осторожно
Крадутся мысли. Шепчутся листы.
Земля глядится в перламутр рек.
Ночная твердь кострами звёзд согрета.
Дом далеко. Ещё не кончен век.

Ещё не кончен путь. «Амен» не спето.


https://ridero.ru/books/dymnyi_shyopot_prostranstv/
https://www.amazon.com/dp/B07L9Q6H55
https://www.litres.ru/dmitriy-tkachenko-17642728/dymn..
https://www.ozon.ru/context/detail/id/148535694/

P.S. В жж, кажется, не осталось людей, с которыми я настолько хорошо знаком, чтобы сразу без разговоров им что-то слать. Поэтому без запроса я здесь ничего не высылаю, кто хочет книжку - пишите в комменты или в личку.
чувак

Метро 2033

Нынче культурный человек должен уметь отличать не только Гоголя от Гегеля,
Гегеля от Бебеля,
Бебеля от Бабеля,
Бабеля от кабеля,
кабеля от кобеля,
кобеля от суки,
а суку от порядочной женщины,
но и Дмитрия Галковского от Дмитрия Глуховского. Отличие затрудняется тем, что оба работали с медиамагнатом Рыковым - если кто-нибудь будет писать о творческой биографии Рыкова, можно будет назвать это дело "От Галковского до Глуховского".
Дабы стать чуточку ближе к культурному человеку, прочитал на днях "Метро 2033". Книга с литературной точки зрения довольно плохая - ну нет у автора писательского таланта, ну не дано ему оказалось, обычный он графоман, из тех, кто пишет средней паршивости фанфики по каким-нибудь раскрученным мирам. Имхо, большинство "чистых" фантастов у нас пишут все-таки лучше. Глуховского активно обвиняли в непродуманности технических моментов - я на это не замахиваюсь, я тут мало что понимаю, хотя у меня тоже закрадываются подозрения по поводу, например, возможности соорудить в тоннеле метро гидроэлектростанцию на грунтовых водах или выращивать там свиней (откуда они вообще взялись после ядерного взрыва?), не говоря уже про необъясненность появления мутантов и всякой неведомой херни всего через 20 лет после ядерной войны без всяких прорывов в ноосферу (как в "Сталкере") - меня больше всего удручает полное отсутствие у аффтара чувства стиля, языка и юмора, а также незнание им жизни, картонность его персонажей и переизбыток типа-философских банальных рассуждений "за жизнь", подобные которым даже в жж писать обычно стесняются.
Но есть тут одна интересная штука. Сочетание в тексте трех моментов, которые можно было бы органичяно соединить, приложив определенные усилия, что аффтар делать поленился. В результате текст распадается на эти три независимых куска, произведения не случается.
Сейчас напишу, что за куски. Чтобы было не так скучно, проиллюстрирую пост картинками с офсайта http://www.metro2033.ru/index.php, нарисованными пользователями.
Collapse )
чувак

День народного единства.

Единство действительно было. Единство приникшего к земле под давлением информационного ветра города – единство тех, кто знает и кто идет.
Я, разумеется, не пошел на Русский марш – ни на один из. Но никуда не пойти я не мог. Я пошел на странное мероприятие партии «Яблоко» - типа против национализма, за интернационализм. Убийственная убогость мероприятия не сильно меня огорчила – ничего другого не ожидал, но зато я наконец встретился с Андреем Бабушкиным – единственным, кажется, живым человеком в мертвой партии, который, к тому же, занимается реальной, невероятно нужной, хотя и негромкой правозащитной работой, не размениваясь на всякую бессмысленную хрень вроде защиты прав геев. Три года назад, когда мы с ним познакомились, Андрей был депутатом Государственной Думы (а в Думу нового созыва он вместе с партией не прошел) – и этот чел перевернул мои представления о «народных избранниках». Коротко говоря, это копия ivangogh'а – даже внешне.
Осознавая абсурдность ситуации – маленькая кучка людей в окружении неизмеримо превосходящих сил милиции, националистов и мертвого неба – народ быстро пришел к легкой самоиронии и, помучавшись с включением мегафона, обратился к межличностному общению. Я разговорился с какой-то на удивление адекватной сектанткой – по дмитриевским мотивам «а может, они меня чем обогатят». Она обмолвилась о том, что у них имеется определенная модель общества, воплощаемая в наборе реально применяемых технологий, самокорректирующихся в ходе этого применения. Усилием воли подавив рвавшееся наружу желание вещать о Бурдье и Щедровицком, попытался выяснить подробности. Кажется, она не хотела их раскрывать. Спросила, что я сам типа думаю. Зря спросила.
Я грузил ее своим пониманием западной рациональности во время всей прогулки до метро. Кажется, я сам опаснее любого сектанта.
Уже в метро я наткнулся на какого-то пацана, который шептался с Бабушкиным на тему «адресов-паролей-явок». Поехали по кольцевой против часовой стрелке, хотя «марш в метро» уже прошел, в общем-то. Осталось только дикое количество ментов везде и всюду. Наверно, это у них сегодня марш.
Я полистал врученную мне сектантскую газетку «Теория Счастья» (зацените название). Ума не приложу, для кого они это пишут – это совершенно невозможно читать. Настолько унылый бред, что даже не смешно – причем нарушены элементарные правила синтаксиса и стилистики, культуры речи. А, ну ладно.
Пацан рассказал мне про «комитет Бабушкина». Теперь буду знать, где плетется мировой жидомасонский заговор.
Мы зачем-то вышли на «Новослободской», я спустил в урну «Теорию счастья» и поднял голову. Справа, возле колонны курили два классических скинхеда. Заметив нас, они синхронно поднесли ко ртам сигареты, и в их бесцветных глазах профессиональных убийц плеснулось серое ноябрьское небо.