Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

чувак

Дымный шёпот пространств. Стихотворения



Итак, я наконец составил сборник своих стихотворений и издал его на платформе #Ridero. Это важное для меня событие, ага.
Количество бумажных экземпляров сильно ограничено, но всем желающим я вышлю электронный вариант (если я вам не написал, а вы желающий, пишите в комменты или в личку). Если кто желает поддержать автора, можно купить электронный или бумажный вариант в одном из магазинов ниже (лучше в самом Ridero, там дешевле).
Отзывы, лайки, репосты, пиар приветствуются! 😊
В качестве тизера пусть будет это небольшое стихотворение про важный для меня образ «дороги в небо»:

[Spoiler (click to open)]Дорожный скарб отяжеляет душу.

А путь на небо – это путь домой.
Проснись перед рассветом. Встань и слушай
Великое молчанье под луной.
Как просто всё великое. Как сложно
Дойти до этой мудрой простоты.
Как по весенней льдине, осторожно
Крадутся мысли. Шепчутся листы.
Земля глядится в перламутр рек.
Ночная твердь кострами звёзд согрета.
Дом далеко. Ещё не кончен век.

Ещё не кончен путь. «Амен» не спето.


https://ridero.ru/books/dymnyi_shyopot_prostranstv/
https://www.amazon.com/dp/B07L9Q6H55
https://www.litres.ru/dmitriy-tkachenko-17642728/dymn..
https://www.ozon.ru/context/detail/id/148535694/

P.S. В жж, кажется, не осталось людей, с которыми я настолько хорошо знаком, чтобы сразу без разговоров им что-то слать. Поэтому без запроса я здесь ничего не высылаю, кто хочет книжку - пишите в комменты или в личку.
чувак

The Tale of the unknown

И вот это я ещё не постил. "Чернуха с лёгким налётом постапокалипсиса" (ну такой себе постапокалипсис на самом деле. Сейчас попробуй найди постапокалипсис-то в Подмосковье.)

чувак

"Как похорошела"


Нашёл тут свой старый пост про Рижскую и Москву вообще. "Онегин, я тогда моложе, я лучше качеством была". В смысле и писал лучше, и мыслил яснее... Там была фоточка Рижской советского времени - Ярослав там в комментах восхищается "какая зелёная Рижская!" - а фотка исчезла, не оценишь теперь. Зато можно оценить, как сейчас сделали:

А раньше было вот так:
Collapse )
Ктулху

Рассказы Натальи Холмогоровой

Наталья nataly_hill Холмогорова - известный общественный деятель, правозащитница, русская националистка. Мы с ней довольно давние друзья в жж, а в реале, кажется, виделись только раз на каком-то политмероприятии. То, что она пишет на политические темы, неизменно кажется мне здравым и разумным, хотя я не националист и пишет она в основном на неблизкую мне тему "как нам обустроить Россию русский национализм и его дискурс". Но особенно мне нравятся её художественные произведения. К сожалению, большая часть из них - фанфики, которые я не читаю, да ещё и по миру "Волшебника Изумрудного города", о котором я мало что помню и который меня совсем не интересует (хотя, возможно, её талант доведёт меня до того, что я начну читать и эти фанфики). Я решил составить свой список любимых произведений (которые я иногда перечитываю) - ибо расположены они на добанутом сайте, и я их периодически теряю. Ну и поделиться - если меня кто ещё читает.

Итак, мой топ-5 (типа) рассказов Натальи Холмогоровой. Всё это, кроме "Невесты", "мистический хоррор", но мне совершенно не было страшно, когда я это читал. Напротив, я испытывал какой-то сладостный восторг. Ссылки (ради интереса) снабжены завлекательными отрывками из произведений.

5. "Невеста подземного принца". В отличие от прочих - "постмодернистская" сказка-притча о, так сказать, Остапе Бендере в загробном мире.
" - Святой отец! - не выдержал Декстер. - Похоже, я один здесь ничего не понимаю. В тюрьму газеты не ходят, так что я не в курсе последних новостей. Что это за принцесса такая, кто ее проклял и зачем ей понадобился я?

Священник поднял на него мрачный взгляд.

- Сын мой, - ответил он, - это долгая история. Мой тебе совет: откажись. Лучше тебе искупить свои бесчисленные грехи простой и быстрой смертью на виселице, чем впутаться в историю этой злополучной девы — и обречь себя на участь худшую, чем смерть!

- Ну уж дудки! - пробормотал Декстер. Отодвинув священника плечом, он шагнул вперед и громко объявил: - Согласен!"


4. "Место, которое забирает у тебя". Запись сна, сюрреализм и кафкианство. Атмосфера, атмосфера во все поля.
" Осмелев, он пытается заговорить с прохожей. Приятель ведь говорил, что здесь можно заговаривать с людьми, расспрашивать их, это нормально. Подходит к девушке посимпатичнее, открывает рот... и тут только соображает, что понятия не имеет, о чем спрашивать и с чего вообще начать.

- Скажите, пожалуйста, - говорит, - это Рабочий Поселок?

- Ну да, - отвечает она с легким удивлением.

- А... э-э... это тот Рабочий Поселок, который на западе Москвы? Это вообще Москва?

- Конечно, Москва, - отвечает она, предсказуемо глядя на него, как на сумасшедшего.

- Гм... видите ли... понимаете, я тоже из Москвы, я жил здесь, но здесь же все должно быть совсем по-другому! Не знаете ли вы, что произошло, почему все здесь такое... странное?

- А, вот вы о чем, - улыбается она. - Ну это естественно: мы же иннерхальб дес денкмальс.

Этих слов он не знает, но каким-то образом догадывается об их значении.

- То есть как "внутри памятника"?! Какого памятника? Что это значит?

Вместо ответа она широко раскрывает рот и издает пронзительный крик чайки."


3. "Спящая во тьме". Это всё-таки фанфик по "Изумрудному городу", но было написано, что также и по Лавкрафту - а мимо Лавкрафта я пройти не могу. Здесь куда больше Лавкрафта, чем Волкова - и это хорошо.
" «Всего лишь картинки, — думает Элли. — Как в кино. Это всё не настоящее. Может быть, и пещера не настоящая, и всё это не взаправду, а я просто сплю и вижу страшный сон...»

Что-то хрустит под ногой. Элли смотрит вниз — и из груди её вырывается сдавленный крик.

Она идет по детским черепам."


2. "Поворот на Салем". Настоящий ужастик. Тоже фанфик - по произведению Кинга, которого я не читал. Но автор пишет, что от Кинга там мало что осталось.
"И тут Дэвид думает: «Еще не поздно остановиться».

Мысль странная — и все же кажется какой-то очень правильной. Самое время остановиться. Повесить трубку, сесть в «шевроле», развернуться — и на полном ходу домой. Стягивая пиджак, ответить на сонный вопрос Мегги из соседней комнаты: да, я до нее дозвонился с дороги, все у нее нормально, просто захандрила и разыграла драму. Сама знаешь, с матушкой это бывает. А о том, что случилось в Салеме — узнать завтра из новостей.

Потому что там определенно что-то случилось. И он не хочет знать, что."


И-и-и-тадам! Номер 1. "Остановка по требованию"! Очень, очень мне нравится.
"Этот поворот ей больше всего нравится; а больше всего занимает ее Лес. Эта остановка так просто и называется «Лес». Большими буквами на схеме. И в скобках, маленькими буковками: «По требованию».

Но требований не бывает.

Ни разу она не видела, чтобы кто-нибудь сел в автобус в Лесу, или кто-нибудь в Лесу вышел. Автобус никогда там не останавливается — наоборот, как будто старается проскочить мимо этой остановки побыстрее. «Следующая остановка — Лес, по требованию», - объявляет водитель и прибавляет газу. Автобус врывается в Лес на полной скорости: в этот момент по салону всегда проходит сквозняк, но какой-то странный сквозняк... душный, что ли. Пассажиры притихают: кто утыкается в книгу, кто выкручивает на полную громкость плеер и сидит, заткнув уши наушниками, тупо и решительно глядя перед собой. Даже утренние старушки, любительницы громко пообсуждать друг с другом последние новости, почему-то умолкают."
  • Current Music
    Yiruma - Forest Fantasy
лох

Чеченский невроз

После тщетных попыток
Здесь ни мир, ни война –
Лишь убитых избыток
И убийц до хрена.
(с) Дмитрий Быков

У чеченцев есть одно ключевое отличие от прочих «нацменов». Мы – условное «мы», условные «русские» - все те, кто в этом конфликте безоговорочно выбрал бы сторону федералов – с ними воевали.
И это даже не было обычной войной.
Ко времени заключения Хасаврютских соглашений большая часть территории Чечни, включая Грозный, контролировалась Объединенной группировкой войск. В результате долгих кровопролитных боев война была формально выиграна. Фактически, конечно, она выиграна не была – боевики не были уничтожены, а местное население не готово было жить в составе федерации, так что непонятно было, что будет с этой местностью после вывода из нее войск. Вероятно, понимая это, власть инициировала переговоры – но с точки зрения простого бойца (а таких бойцов – большая часть армии от солдата до генерала), проливавшего свою кровь и видевшего смерть товарищей – и с точки зрения «простого русского человека», выглядывающего из-за спины этого бойца – эти переговоры были предательством.
С целью достижения нужного эффекта я даже процитирую – текст, конечно, художественный, даже фамилии изменены (Воронов – это Лебедь, конечно же), но, как мне кажется, вполне релевантный в смысле отображения настроений.

«...А еще через сутки, когда Грозный уже был окружен плотным кольцом
войск, и, отозванный срочно из отпуска армейский командующий предъявил
боевикам ультиматум, вдруг, пришел приказ из Москвы немедленно прекратить
все боевые действия. В эту же ночь из Москвы прилетел отставной десантный
генерал Воронов, пробившийся не задолго до этого в очередные фавориты
Кремля, и, отстранив все командование, уселся за стол переговоров с лидером
боевиков Масхадовым. На следующее утро мы узнали, что Воронов принял все
условия, выдвинутые Масхадовым, и русские начинают немедленный вывод своих
войск из Чечни. Война закончилась...

Боевики смеялись нам в лицо:
- Ми купылы ваш Крэмл! Собралы чемадан зэлэнью. И отвэзлы прямо в
Крэмл. А то нам совсэм вай-вай прыходыл. Гранат заканчывлся, патрон
заканчывался, мын заканчивался. Спасыбо Москве, спаслы нас!»
Владислав Шурыгин. Письма мертвого капитана

Предательством обнулялись усилия и даже жизни погибших в войне – т.е. все воевавшие на стороне центра, а с ними и весь «многонациональный народ» списывался со счетов в персональной игре Чечни и Кремля – т.е. фактически в борьбе Кремля за власть. Становилось, таким образом, очевидным, что в ситуации, поименованной «Чечня», виноват политсубъект, поименованный «Кремль». Кремль этот – новая, постсоветская власть, не выдержал проверки на вшивость, которой была Чечня, не сумел показать, что действует в интересах «народа», и потому существенно подорвал свою легитимность. Collapse )

Нет, меня не пожрали изнутри злобные инопланетяне, в моем теле не реинкарнировался Гитлер и вообще. Этот нетолерантный текст пишу я, в здравом уме и твердой памяти, и скоро еще и не то будет. Надо, правда, понимать, что я тут пытаюсь исследовать некоторую часть общественного сознания - а не своего.
чувак

Метафизика города

Естественным образом город является объектом внимания таких человекоориентированных дисциплин, как антропология (города) или социология (города). Поскольку метафизика не антропична, то попытки помыслить город вне населяющих его людей и их взаимоотношений могут быть названы метафизикой города.
Метафизика, имея дело с тем, что после и сверх физики, автоматически вводит различие двух миров. Первый, условно говоря, физический, а второй – ну понятно. В этом втором мире живых людей быть не может (только идея человека, например), тем более каких-нибудь даниловских лесбиянок или стоящих в пробках менеджеров. Поэтому метафизика города говорит о городе без людей. Сразу возникают сомнения в том, что это возможно.
Так вот, я пока знаком с двумя вариантами метафизики города.

Первый принадлежит Рустаму Эвриковичу Рахматуллину, координатору Архнадзора и автору книги «Две Москвы, или Метафизика столицы», а также, вероятно, Николаю Павловичу Анциферову, автору книги «Душа Петербурга», которого Рахматуллин считает основоположником метафизики города.
Этот вариант я бы назвал символической топографией.
Для него первый шаг – сакрализация символизация истории. Как и строительство города, история представляет собой суперпозицию случайных в смысле отсутствия смысла и закона событий, инспирированных человеческой волей и природными факторами – рядом причин, слишком многочисленных, чтобы их можно было учесть даже в самом подробном исследовании. Поэтому столь велик соблазн придать этой последовательности смысл и закономерность, что в нашем случае значит – представить ее как попытку визуализации чего-то, явственно зримого облика не имеющего. История интерпретируется как текст, повествующий о беспрестанно возобновляемом в новых декорациях сюжете борьбы двух начал, а пространство города – как след разыгравшейся на его сцене пьесы, след следа. Collapse )
чувак

(no subject)

У Макса Фрая в Ехо не было такого праздника - Нового года, а был Последний День Года, до завершения которого нужно было сделать все дела, не сделанные в уходящем году, раздать все долги, написать отчеты, навестить родственников и т.п. Поэтому последние две недели года жители Ехо лихорадочно суетились, а в новогоднюю ночь радостно отсыпались - утром город был пустынен, почти как у нас 1 января, и только сэр Макс, которому ничего не надо было доделывать и поэтому не надо было отсыпаться, вылезал из дома. Идеальная ситуация, я бы тоже так хотел - и, как я с удовольствием вчера вечером узнал, не я один.
Но вставать в позу и говорить "идите все нафиг, не буду праздновать, как быдло" - это вообще тупо.
Не парься, будь счастлив.
Не парьтесь, будьте счастливы.
С Новым годом вас!

В качестве новогоднего подарка приглашаю всех на презентацию группы "Винты" в клуб им. Джерри Рубина 8 января в 19.00. Право, приходите! Будет весело.


Будьте счастливы, любите друг друга, я ухожу пиздить чурок демонстрировать, что "Москва - русский город".
чувак

Default City

Я - коренной москвич. Я не только родился здесь, но представляю собой то самое третье поколение, с которого и начинается отсчет "коренных". Не знаю, правда, имеется ли в виду третье поколение родившихся или живущих, я подхожу лишь во втором варианте, мои бабушка с дедушкой по маминой линии в Москву понаехали, а по папиной - Москва сама к ним понаехала, расширяясь, так что они, не меняя место жительства, стали из замкадышей внутримкадышами.
Меня иногда спрашивают, типа люблю ли я этот город. Я не люблю его и не ненавижу, я вообще никак к нему не отношусь - относиться можно только к чему-то законченному, обладающему лицом, т.е. приближающемуся к личности - в плане городов это, например, такие персонажи, как "Петербург Достоевского" или там "Москва Гиляровского" - они смотрят на тебя, ты чувствуешь их взгляд. К Москве нельзя относиться, в ней можно только жить, многообразие пересекающихся в ней линий жизни высвечивает город как пустое пространство этих пересечений, как материю-восприемницу, как место мест, как пустое присутствие. "По умолчанию".
В Москве можно раствориться, в этой равнодушно-механической толпе, в этих бесконечно перемежающихся районах, на много километров одно и то же, даже если и удастся спрятаться в какой-нибудь оазис в центре, то от ощущения, что это лишь оазис посреди зыбучих песков - никуда не спрячешься. Здесь все рыхло, утробисто, многомерно, почва уходит из-под ног, небо оказывается куполом с люком, вылезая через который обнаруживаешь новый купол, за ним - еще... Ты никуда не придешь, если идешь без цели, впрочем, и цель обеспечивает лишь иллюзию того, что ты дошел. Москва - город бездомных, мы все здесь гастарбайтеры, только у кого-то - настоящих гастарбайтеров - Родина еще есть, то у нас, коренных москвичей, ее уже нет, мы, как евреи, скитаемся, нам остается лишь воображаемая Родина пожелтевших открыток в бабушкином комоде. Collapse )
чувак

(no subject)

вторник, 16 февраля 2010 года, 15.25

Случайные видеосвязиСлучайные видеосвязи

Веб-сервис 17-летнего парня из Москвы завоёвывает интернет

Американские интернет-пользователи сходят с ума от новой забавы — Chatroulette.com. Создал её 17-летний уроженец Москвы. Парень уже стал знаменитостью: американская пресса пишет о нём едва ли не с таким же восторгом, с каким пять лет назад описывала головокружительный успех Марка Цукерберга и его проекта Facebook. Подробнее




Примерчег этот вроде как опровергает почему-то сложившееся у меня представление о том, что современная культура движется в сторону дифференциации по информационным конгломератам с определенным порогом вхождения, а люди делятся на группы с нечеткими границами, в которых, однако, выстраиваются иерерахии, имеется смысловое ядро и т.д. Такую модель, в частности, предлагают "классические" социальные сети типа фэйсбук или вконтакте. Если это так, то логика "доведения до предела" - типа шарик окутан проводами и все равны - оказывается логикой левацкой, протестующей. А современная культура, казалось мне, хочет не доходить до предела, а наоборот, пятится от него, да подальше.
Может, правда, такие мысли внушили какие-то интеллектуалы, которые в случае деления на группы еще могут быть востребованы как эксперты, создающие групповую идентичность, или модераторы межгрупповой коммуникации. А в случае господства "чатов-рулеток" им совсем уж нечего делать.